Главная / Аналитика / Свобода договора и налоги - можно ли договариваться о налоговых последствиях сделки
Задать вопрос
опубликовано:

Свобода договора и налоги - можно ли договариваться о налоговых последствиях сделки

Свобода договора – один из фундаментальных принципов гражданского права. Так, согласно п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации свобода договора является одним из основных начал гражданского законодательства. При отсутствии и несоблюдении данного принципа невозможно полноценное становление, укрепление и развитие нормальных рыночных отношений.

Как известно статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации

Как мы понимаем, принцип свободы договора все-таки не безграничен и такая свобода имеет определенные рамки. Например, в силу статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации включаемые в договор условия, безусловно, не должны противоречить законодательству и должны соответствовать обязательным правилам, установленным законам и иными правовыми актами, действующими в момент заключения такого договора.

Свобода договора ограничена как нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, так и других законов, прежде всего Федеральным законом от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» и Федеральным законом от 17 августа 1995 г. N 147-ФЗ «О естественных монополиях».

Например, Гражданский кодекс Российской Федерации устанавливает определенные обязательные условия, которые должны содержаться в том или ином виде договора. Иными словами, каждый договор должен содержать определенный набор атрибутов и условий, которые предписаны законом. Такие условия могут касаться как отдельных разновидностей договоров (коммерческой концессии, ренты, подряда и т.п.), так и целого класса договоров, например, публичных, присоединения.

Вышеуказанное соотносится также и с позицией Конституционного суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П. Конституционный суд РФ указал, что в качестве способов ограничения конституционной свободы договора на основании федерального закона предусмотрены, в частности, институт публичного договора, исключающего право коммерческой организации отказаться от заключения такого договора, кроме случаев, предусмотренных законом (статья 426 Гражданского кодекса РФ), а также институт договора присоединения, требующего от всех заключивших его клиентов-граждан присоединения к предложенному договору в целом (ст. 428 Гражданского кодекса РФ).

Наиболее характерными критериями для реализации принципа свободы договора являются заключенность и действительность договора. В силу п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Под действительностью договора понимают несколько условий, к которым относятся: законность содержания договора, соблюдение предписанной законом формы, соответствие воли и волеизъявления, наличие определенного объема правосубъектности.

Вместе с тем возникает вопрос, возможно ли сторонам договора определять налоговые последствия такого договора. Например, пунктом 3 статьи 431.1 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплена возможность предусмотреть последствия недействительности сделки. Положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации также предусматривают возможность установления некоторых последствий, связанных с процессуальными действиями сторон в случае признания недействительности такой сделки.

Вместе с тем, правовая свобода сторон в данной ситуации не распространяется на публичные правоотношения. В частности, согласно п. 3 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Аналогичная норма содержится и в пункте 3 статьи 431.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, где указано, что соглашение сторон о применении частных последствий недействительности сделки не должно затрагивать интересов третьих лиц, а также нарушать публичных интересов.

Под публичными интересами, как известно, понимаются правоотношения, которые, во-первых, признаются государством, во-вторых, направлены на сохранение целостности государства и общества. Именно поэтому обязанность по уплате налогов находится в тесной взаимосвязи с публичными интересами.

Основная цель налоговых сборов – обеспечение деятельности государства. Это также следует из определения, содержащегося в статье 8 Налогового кодекса Российской Федерации – налогом является обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств, в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований. Таким образом, взимание налогов – один из важнейших признаков государства и одновременно необходимое условие существование государства и общества в целом.

Аналогичной позиции придерживается и Конституционный суд Российской Федерации, который в Постановлении Конституционного Суда РФ от 11.11.1997 N 16-П указал, что налоговые платежи предназначены для обеспечения расходов публичной власти). Кроме того, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17.12.1996 N 20-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года «О федеральных органах налоговой полиции» суд разъяснил, что в обязанности по уплате налогов воплощен публичный интерес всех членов общества.

Согласно статье 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Таким образом, мы видим, насколько серьезное отношение показывает законодатель к обязанности по уплате налогов и сборов. Об этом, в частности, свидетельствует конституционное закрепление отношений по поводу установления и взимания налогов и сборов.

Из вышеуказанного следует, что налоговые последствия не могут зависеть от воли договаривающихся сторон и действуют в силу положений Налогового кодекса Российской Федерации. Это также прослеживается в результате совокупного анализа положений Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно статьи ст. 44 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных Кодексом или иным актом законодательства о налогах и сборах. При этом согласно статьи 54 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики исчисляют налоговую базу на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением. Таким образом, обязанность по уплате налогов законодательство связывает не с гражданско-правовыми сделками, а непосредственно с финансово-хозяйственными операциями, которые подлежат отражению в бухгалтерском учете.

Аналогичный подход представлен в пункте 9 Информационного письма от 17 ноября 2011 г. N 148 Высший Арбитражный Суд РФ. Так, ВАС РФ указал, что по смыслу ст. 54 Налогового кодекса РФ налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые в их исполнение финансово-хозяйственные операции, отражаемые в бухгалтерском учете. При этом налогообложению подвергается финансовый результат, формируемый по итогам налогового (отчетного) периода на основе данных регистров бухгалтерского учета, в том числе по совокупности совершенных в этом периоде названных операций.

Таким образом, налоговые последствия, во-первых, не зависят от воли субъектов гражданских правоотношений, во-вторых, возникают в силу публично-правовых интересов, определенных налоговым законодательством, в-третьих, не могут изменяться напрямую в результате использования гражданско-правовых инструментов.

Вместе с тем, стороны при заключении сделок не лишены права использовать ту юридическую конструкцию, которая, по их мнению, наиболее отвечает сложившимся правоотношениям. При этом при дальнейшей оценке заключенного такими сторонами договора во внимание будут приниматься содержание договора и действительная воля сторон, исходя из чего уже будут применяться соответствующие положения законодательства.

Таким образом, хотя стороны напрямую не вправе изменять гражданско-правовые последствия, но могут делать это косвенно, осуществляя выбор наиболее подходящей для них формы и вида договора, что допускается в силу пунктов 2-4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При оценке налоговых последствий применяется принцип налоговой экономии. Данный принцип напрямую не закреплен законодательно, однако уже давно сформулирован в судебной практике и успешно применяется. В частности, в соответствии с п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, ‒ достоверны.

Таким образом, стороны договора могут избрать такую форму договора и такой способ сотрудничества, который позволит наиболее эффективно использовать финансовые ресурсы и в то же время обеспечит надлежащее исполнение обязательств, связанных с уплатой налогов.

При этом любой договор не должен противоречит принципу экономической обоснованности налога, любая операция должна быть документа подтверждена. Данный принцип закреплен в Налоговом кодексе Российской Федерации. Так, в силу пункта 3 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Однако при избрании необходимой формы сделки стороны должны вести себя добросовестно и проявить должную осмотрительность. Осмотрительность в этом случае также включает в себя и юридическую грамотность, поскольку избрание такой формы договора, которая повлечет возникновение убытков в будущем, будет зависеть от предварительного анализа судебной практики, связанной с налоговыми последствиями, возникающими при исполнении такого договора.

Если форма сделки, исполняемой сторонами, не будет соответствовать фактическим отношениям, которые возникли между ними, то к такой сделке будут применяться те налоговые последствия, которые соотносятся с реальной волей сторон, существом и характером сделки. В соответствии со ст. 45 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы имеют право иной юридической квалификации сделки, характера деятельности, статуса налогоплательщика.

Такая квалификация зачастую носит достаточно субъективный характер и конечное решение о том, какие налоговые последствия должны быть применены, всегда принимает судом. При этом в большинстве возникающих споров применяется уже сложившаяся судебная практика, которая и берется за основу.

Пытаясь избрать необходимые налоговые последствия гражданско-правовых договоров за счет реализации принципа свободы договора, следует учитывать, что такой способ налоговой оптимизации является наиболее спорным элементом налогового планирования, поскольку налоговый орган наделен правом переквалифицировать заключенный договор, доначислив причитающиеся налоги и сборы. Свобода договора в то же время ограничивается и налоговыми рисками, в частности, в отношении цены договора. Согласно ст. 424 Гражданского кодекса Российской Федерации цена договора может быть ограничена только на основании закона. Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит прямого указания на возможность ограничения цен, вместе с тем, цены по некоторым сделкам косвенно ограничиваются в результате закрепления в статье 40 Налогового кодекса Российской Федерации права на проверку применения цен по сделкам.

Свобода договора также ограничивается требованием о проявлении должной осмотрительности при выборе контрагентов. В соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» каждая сторона вправе заключать договор с любым лицом по своему усмотрению, однако отсутствие должной осмотрительности может повлечь наступление негативных правовых, в том числе и налоговых, последствий.

Таким образом можно говорить о том, что стороны хотя и свободны в выборе контрагентов, определении формы договора и включении необходимых условий в него, однако в силу положений налогового законодательства должны придерживаться определенных требований к совершаемых сделкам. Соблюдение таких требований хотя прямо и не предписано гражданским законодательством, однако необходимо для успешного осуществления предпринимательской деятельности. При этом стороны договора не вправе напрямую использовать свободу договора для изменения налоговых последствий, однако вместе с тем могут выбрать такую правовую конструкцию, которая будет в большей степени отвечать их экономическим интересам за счет снижения налоговой нагрузки.

Читайте также


Аналитика
Юридические услуги онлайн