Главная / Аналитика / Отказ от договора или от осуществления прав по договору
Задать вопрос
опубликовано:

Отказ от договора или от осуществления прав по договору

Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации дополнена статьей 450.1 «Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору».

Как следует из пояснительной записки к проекту Федерального закона N 47538-6/9 «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» включение данной статьи направлено на обеспечение стабильности заключаемых договоров. Инициаторами законопроекта предложено правовое регулирование расторжения договора путем одностороннего отказа от его исполнения.

В пояснительной записке также указывается, что в случаях, когда при наличии оснований для отказа от договорасторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в томчисле путем принятия от другой стороны предложенного последней исполненияобязательства, последующий отказ от договора по тем же основаниям недопускается. Данная новелла соответствует п. 3.12 и 3.13 Принциповмеждународных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) (1994 год).

В частности, из п. 3.12 Принципов УНИДРУА следует, что если сторона, которая вправе отказаться от договора, прямо или в подразумеваемом виде подтверждает договор после того, как начал течь период времени для уведомления об отказе от договора, отказ от договора не допускается. Во многом положения ст. 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации дублируют положения Принципов УНИДРУА по своему правовому содержанию.

Ранее предпосылки к дополнению ГК РФ статьей 450.1 ГК РФ содержались в п. 3 ст. 450 ГК РФ, которая ныне утратила свое действие. В частности, в силу п. 3 ст. 450 (в редакции, действовавшей до принятия Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ)в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Реализация Концепции развития гражданского законодательства России.

Вышеуказанные изменения внесены в целях реализации Концепции развития гражданского законодательства России. В п. 9.1 разд. V Концепции указывается, что в ГК РФ предусмотрены три различных способа изменения и расторжения договора: по соглашению сторон (п. 1 ст. 450); по требованию одной из сторон в судебном порядке (п. 2 ст. 450); путем одностороннего отказа от исполнения договора (пункт 3 ст. 450). При этом, как следует из Концепции, правовое регулирование расторжения (изменения) договора путем одностороннего отказа от его исполнения страдает значительными недостатками.

В частности, в Концепции указывается, что п. 3 ст. 450 ГК РФ не предусмотрен определенный порядок прекращения договора, не определен момент его расторжения, однако при этом односторонний отказ от договора допускается при отсутствии каких-либо серьезных к тому оснований, в том числе в силу соглашения сторон.

В Концепции делается вывод о том, что основания для одностороннего отказа должны быть прямо предусмотрены ГК РФ, при этом необходимо установить порядок отказа от договора, а также невозможность ссылаться на отказ от договора, когда имеющая на это право сторона подтверждает его действие за счет конклюдентных действий.

Таким образом, введением статьи 450.1 ГК РФ разрешена значительная часть правовых вопросов, связанных с возможностью реализации одностороннего отказа от договора, способом отказа от договора и моментом прекращения договора в результате реализации такого отказа.

Фактически статья 450.1 ГК РФ унифицирует порядок и условия отказа от договора, для тех случаев, когда такой отказ предусмотрен законом или договором, а также устанавливает случаи, когда отказ от договора является безусловным правом (например, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ) или невозможен (п. 5 и п. 6 ст. 450.1 ГК РФ).

Содержание статьи 450.1 ГК РФ породило некоторые вопросы, возникшие при попытке ее практического применения. Для разрешения указанных вопросов потребовались разъяснения высших судебных органов, за счет которых был сформирован определенный правоприменительный подход при использовании статьи 450.1 ГК РФ, а также анализ судебной нижестоящих судебных инстанций.

Анализ судебной практики по вопросам применения статьи 450.1 ГК РФ.

Согласно п. 1 ст. 450.1 ГК РФ установлено, что право на односторонний отказ от договора может быть осуществлено путем уведомления другой стороны о таком отказе. При этом договор прекращается с момента получения такого уведомления, если иное не установлено законом или договором.

В связи с этим в судебной практике сформировался подход, что реализация права, закрепленного в п. 1 ст. 450 ГК РФ может быть осуществлена только в отношении фактически заключенного и действующего договора. Если же правоотношения по договору между сторонами прекращены (например, исполнением или истечением срока договора), то к прекращенным правоотношениям применение п. 1 ст. 450 ГК РФ невозможно.

Данный подход встречается в судебной практике (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2016 N 07АП-5506/2016 по делу N А45-1691/2016, Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2016 N 12АП-3858/2016 по делу N А06-11543/2015, Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2016 N 18АП-1554/2016 по делу N А34-5767/2015). Такой подход согласуется с правовой позицией, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 22.12.1998 N 157/98, которое хотя и связано с толкованием п. 3 ст. 450 ГК РФ, однако по своему правовому содержанию применимо и к положениям п. 1 ст. 450.1 ГК РФ.

Пункт 1 ст. 450.1 ГК РФ не устанавливает форму отказа от договора, однако в силу сложившейся практики отказ должен быть совершен таким образом, чтобы впоследствии можно было доказать факт заявления о таком отказе. Как правило, отказ совершается в письменной форме путем направления по почте, поскольку в данном случае факт направления соответствующего сообщения можно подтвердить почтовыми документами, что сводит к минимуму обязательства по доказыванию.

Для определения способов направления уведомлений об отказе от договора целесообразно обратиться к разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Пленум ВС РФ указал, что юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, прописанному в ЕГРЮЛ, либо по адресу, указанному самим юридическим лицом, а также риск отсутствия по поименованным адресам своего представителя.

При этом судом разъяснено, что сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не находится по данному адресу. Риск неполучения поступившей корреспонденции несет адресат. Если в юридически значимом сообщении содержится информация об односторонней сделке, то при невручении сообщения по обстоятельствам, зависящим от адресата, считается, что содержание сообщения было им воспринято, и сделка повлекла соответствующие последствия (например, договор считается расторгнутым вследствие одностороннего отказа от его исполнения).

Пленум ВС РФ также указал, что если иное не установлено законом или договором и не следует из обычая или практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, юридически значимое сообщение может быть направлено, в том числе посредством электронной почты, факсимильной и другой связи, осуществляться в иной форме, соответствующей характеру сообщения и отношений, информация о которых содержится в таком сообщении, когда можно достоверно установить, от кого исходило сообщение и кому оно адресовано (например, в форме размещения на сайте хозяйственного общества в сети «Интернет» информации для участников этого общества, в форме размещения на специальном стенде информации об общем собрании собственников помещений в многоквартирном доме и т.п.).

Таким образом, уведомление об отказе от договора может быть выражено в любой форме, позволяющей однозначно установить, от кого исходило такое уведомление, содержание уведомления и что оно получено адресатом. Если же уведомление не получено адресатом, то для целей правоприменения оно считается полученным в тех случаях, когда адресат в силу ст. 165.1 ГК РФ обязан их получать.

Содержание п. 2 ст. 450.1 ГК РФ не вызывает разногласий в толковании. Вместе с тем, следует отметить, что из содержания п. 2 ст. 450.1 ГК РФ следует возможность реализации права на частичный отказ от договора. Например, это возможно в тех случаях, когда должник исполнил лишь часть обязательств и кредитор решил отказаться от пропорциональной части встречных обязательств. Фактически п. 2 ст. 450.1 ГК РФ воспроизводит положения ранее действовавшего п. 3 ст. 450 ГК РФ, применение которого не нуждается в дополнительном толковании ввиду большого объема сложившейся правоприменительной практики.

В пункте 3 ст. 450.1 ГК РФ закреплена возможность отказа от договора в случаях, когда у одной из сторон договора отсутствует лицензия на осуществление деятельности или членство в саморегулируемой организации, необходимые для исполнения обязательства по договору. При этом отказывающейся от договора стороне также предоставлено право на возмещение убытков за счет контрагента.

Закрепленное в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ право корреспондирует с п. 1 ст. 431.2 ГК РФ, в силу которого сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

При этом законодатель исходил из того, что наличие лицензии, иных разрешений, в том числе членства в СРО может иметь существенное значение при исполнении обязательств. Данный подход вполне обоснован, поскольку отдельные виды деятельности требуют специальных профессиональных навыков, знаний, оборудования, наличие которых может достоверно подтверждаться лицензией или иным документом, указывающих на соответствие таким критериям.

Отсутствие специальных разрешений, как следствие, рассматривается законодателем как возможная причина возникновения риска в будущем, в том числе причина неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. Данную норму также можно рассматривать в качестве косвенной меры по ограничению прав, связанной с нарушением публично-правовых требований.

Правоотношения сторон гражданского оборота строятся на принципах разумности и добросовестности, поэтому при заключении договора сторона исходит из того, что контрагент должен иметь соответствующее разрешения (лицензию, доступ в СРО и т.п.). Такой вывод соотносится с п. 2 ст. 431.2 ГК РФсторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение, наряду с требованием о возмещении убытков или взыскании неустойки также вправе отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Юристы фирмы Праймлигал отмечают, что само по себе отсутствие необходимого разрешения не влечет автоматического признания сделки недействительной, а лишь дает соответствующее право другой стороне отказаться от договора. Данный вывод также подтверждается п. 89 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором суд разъяснил, что если законом прямо не установлено иное, совершение сделки лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, не влечет ее недействительности. В таком случае другая сторона сделки вправе отказаться от договора и потребовать возмещения причиненных убытков (статья 15, пункт 3 статьи 450.1 ГК РФ).

Суды также указывают, что осуществление деятельности без лицензии может быть основанием для ее привлечения к административной ответственности, однако не влияет на гражданско-правовое обязательство по оплате оказанных услуг (например, определение ВАС РФ от 05.12.2012 N ВАС-15950/12, постановления АС Восточно-Сибирского округа от 21.07.2015 N Ф02-2720/15, ФАС Центрального округа от 22.06.2010 N Ф10-2500/10, ФАС Западно-Сибирского округа от 20.05.2010 по делу N А75-12797/2009, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2015 N 13АП-6360/15).

Вместе с тем, из положений п. 3 ст. 450.1 ГК РФ нельзя сделать вывод о правовых последствиях договора, в котором одна сторона, имевшая лицензию на момент заключения договора, впоследствии утратила эту лицензию (истек срок действия, лицензия отозвана, аннулирована и т.д.). Правоприменительная практика по данному вопросу пока не сложилась. Однако по своему правовому смыслу можно предположить, что такое право сохраняется вне зависимости от момента возникновения обстоятельств, указанных в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ.

Примеры применения п. 3 ст. 450.1 ГК РФ можно встретить в судебной практике (Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2016 N 11АП-8899/2016 по делу N А72-229/2016 является наглядным примером применения указанной нормы, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.10.2016 N 17АП-13424/2016-ГКу по делу N А60-24602/2016).

Не совсем ясен подход законодателя, направленный на включение пункта 4 ст. 450.1 ГК РФ, в силу которого сторона должна действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных законом или договором. Данным пунктом фактически дублируются общие принципы гражданского законодательства, закрепленные п. 3 ст. 1, п. 2 ст. 6, п. 5 ст. 10 ГК РФ (принцип добросовестности, принцип разумности, принцип справедливости). Видимо, законодатель хотел дополнительно подчеркнуть, что отказ в любом случае не может быть заявлен без соблюдения основных принципов гражданского законодательства, закрепленных в Главе 1 ГК РФ.

Пресечение возможности отказа от договора по формальным основаниям.

Особого внимания заслуживает п. 5 ст. 450.1 ГК РФ. Как уже было сказано, по своему правовому значению он дублирует Принципы УНИДРУА. Из содержания данного пункта следует, что сторона, имеющая право на отказ от договора, которая подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, утрачивает право на отказ по тем же основаниям в будущем.

Данная норма направлена на пресечение возможности отказа от договора по формальным основаниям, когда одна из сторон использует право на отказ без соблюдения принципов разумности, добросовестности, справедливости.

Аналогичный подход прослеживался и ранее. Например, в п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73. Так, Пленум ВАС РФ указал, что согласно статье 619 ГК РФ, если арендатор не вносит арендную плату более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа, арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора аренды в судебном порядке.

При этом Пленум ВАС РФ разъяснил, что даже после уплаты долга арендодатель вправе в разумный срок предъявить иск о расторжении договора. Однако непредъявление такого требования в течение разумного срока с момента уплаты арендатором названного долга лишает арендодателя права требовать расторжения договора в связи с этим нарушением.

Таким образом, если сторона не воспользовалась правом на отказ в разумный срок, то она утрачивает право на реализацию возможности отказа от договора. Безусловно, степень и критерии разумности в каждом конкретном случае будут определяться судами.

Иными словами, в силу п. 5 ст. 450.1 ГК РФ стороны в споре лишается права ссылаться на какие-либо факты, оспаривать или отрицать их ввиду ранее ею же сделанного заявления об обратном в ущерб противоположной стороне. В данном случае прослеживается применение общеправового принципа, именуемого  эстоппель. Аналогичным примером применения эстоппеля является п. 3 ст. 432 ГК РФ.

В судебной практике также имеются примеры применения п. 3 ст. 450.1 ГК РФ при разрешении споров (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 22.08.2016 N Ф03-3461/2016 по делу N А37-2009/2015, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.07.2016 N Ф05-8934/2016 по делу N А40-173699/2015, Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 13.05.2016 N 02АП-2399/2016 по делу N А29-157/2016). Например, в Постановлении Второго арбитражного апелляционного суда от 13.05.2016 N 02АП-2399/2016 по делу N А29-157/2016 суд указал, что направление истцом ответчику письма о расторжении договора аренды от 02.12.2014, нельзя рассматривать как юридический факт, повлекший прекращение договорных отношений, так как совершение сторонами договора действий, свидетельствующих о продолжении арендных отношений, после направления в соответствии со статьей 610 Гражданского кодекса Российской Федерации уведомления о прекращении договора аренды, продленного на неопределенный срок, не противоречит закону и характеризует договор аренды как действующий.

В п. 6 ст. 450.1 ГК РФ сформулировано диспозитивное правило, которое распространяется на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. В частности, в силу указанного правила лицо, при наступлении обстоятельств, служащих основанием для осуществления определенного права по договору, заявляет отказ от осуществления этого права, в последующем осуществление этого права по тем же основаниям не допускается, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятельства наступили вновь.

Таким образом, п. 6 ст. 450.1 ГК РФ делается исключение из общего правила, закрепленного в п. 2 ст. 9 ГК РФ, в силу которого отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В качестве примера можно привести ситуацию, когда кредитор отказался от взыскания неустойки с должника. Соответственно, такой отказ, если он совершен лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, повлечет прекращение обязательств по тем же основаниям в будущем.

Пункт. 7 ст. 450.1 ГК РФ содержит диспозитивную оговорку, согласно которой применение п. 6. Ст. 450.1 ГК РФ может быть ограничено сроком, необходимых для совершения определенных действий.

Анализ положений статьи 450.1 ГК РФ и судебной практики ее применения показывают, что в целом большая часть положений статьи 450.1 ГК РФ унифицирует ранее сложившиеся в судебной практике подходы и направлена на установление единого подхода при разрешении судебных споров.

Остались вопросы – воспользуйтесь услугой юридическая консультация онлайн.

Читайте также


Аналитика
Юридические услуги онлайн