Главная / Аналитика / Особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Задать вопрос
опубликовано:

Особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Что можно назвать прорывным, спорным, негативным в этом проекте пленума? В целом много ли нового в этом проекте или ВС ограничился пересказом норм УК и УПК? Будет ли практическая польза от пленума?

Большинство положений Постановления Пленума ВС РФ во многом цитируют положения УК РФ, УПК РФ и разъясняют достаточно очевидные вещи. Пункты 1-5, 7-10, 12 не содержат каких-то особых разъяснений, которые меняют правоприменительный подход. Вместе с тем, некоторые положения Пленума ВС РФ являются спорными.

В частности, особое значение имеет разъяснения значения термина «лицо, впервые совершившее преступление», поскольку такое толкование существенно расширяет круг лиц, которые могут быть освобождены от уголовной ответственности.

Пока преждевременно говорить о существенной практической пользе применения Пленума ВС РФ до тех пор, вместе с тем, можно предположить, что применение некоторых положений в предложенной редакции, скорее, породит новые споры, чем позволит избежать разногласий при толковании положений УК РФ и УПК РФ.

Обеспечение реализации принципа неотвратимости наказания.

В данном случае Пленум ВС РФ предлагает расширительно толковать положения статьи 108 УПК РФ. Маловероятно, что законодатель предполагал применение статьи именно в таком смысловом значении. Вместе с тем, предложенное Пленумом ВС РФ толкование носит позитивный характер, поскольку позволяет обеспечить реализацию принципа неотвратимости наказания, поскольку обстоятельства, указанные в пунктах 1-4 части 1 статьи 108 УПК РФ действительно могут сделать исполнение наказания невозможным или затруднительным.

Ставится ли квалификация преступления в зависимость от занятия предпринимательской деятельностью?

Законодателем установлено не совсем точное определение в пункте 4 примечаний к статье 159 УК РФ, поскольку при буквальном толковании получается, что квалификация преступления ставится в зависимость от статуса субъекта преступления. Субъектом данных преступлений может быть любое лицо, которое не имеет соответствующего статуса, но исходя из фактического правового смысла осуществляет предпринимательскую деятельность, хотя и в нарушение требований законодательства не является индивидуальным предпринимателем и(или) коммерческой организацией.

В п. 7 постановления Пленума ВС РФ суд указывает, что не требуется дополнительного доказывания, что преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, если они квалифицированы по ч. 5-7 ст. 159 УК РФ.

В п. 9 постановления Пленума ВС РФ указывает, что если сторонами договора являются предприниматели и(или) коммерческие организации, то в любом случае такое преступление не может быть квалифицировано по ч. 1-4 ст. 159 УК РФ. Данный вывод носит безусловный характер, поскольку ч. 5-7 ст. 159 УК РФ являются специальными нормами по отношению к ч. 1-4 ст. 159 УК РФ. Таким образом, Пленумом ВС РФ разграничено понятие «гражданин» и «индивидуальный предприниматель», что исключает применение ч. 1-4 ст. 159 УК РФ к предпринимательской деятельности.

Оценка п. 11 проекта пленума, согласно которому лицо признается впервые совершившим преступление, если не имеет неснятую или непогашенную судимость за преступление по той же статье. То есть, если есть судимости по другим экономическим статьям, то все равно он может рассчитывать на освобождение?

Содержание п. 11 Пленума ВС РФ достаточно спорно. Судя по всему Пленум ВС РФ придерживается позиции, что при применении 761 имеет значение конкретный состав преступления.

Вместе с тем, такая позиция представляется необоснованным, поскольку не отвечает основным принципам уголовного наказания, принципам справедливости и равенства. Применение такого подхода будет способствовать увеличению безнаказанности совершенных преступлений вследствие расширения круга лиц, признаваемых их «впервые совершившими преступления». Такое толкование не обеспечивает превентивных задач уголовного судопроизводства, поскольку позволяет освобождать от ответственности лиц, склонных к совершению преступлений, что нарушает принцип защиты личности от преступных посягательств, не способствует сохранению общественного порядка и общественной безопасности.

Была бы ясна бы попытка отграничить экономические преступления от иных составов, не являющихся экономическими, однако в данном случае речь идет именно о преступлениях, совершенных по одной и той же статье.

Вместе с тем, содержание определения не дает возможности установить, о каком количестве впервые совершаемых преступлений идет речь (одном или нескольких). В частности, когда лицо впервые совершает сразу несколько преступлений, подпадает ли оно под вышеуказанное определение или нет?

Толкование данного определения неоднократно давалось ВС РФ и ранее. В частности, в Обзоре судебной практики прекращения военными судами уголовных дел в связи с примирением с потерпевшим и деятельным раскаянием от 1 июня 2005 г. Верховный Суд РФ разъяснял, что ст. 75 УК может быть применена только к лицу, совершившему одно преступление. Иными словами, при условии совершения нескольких преступлений (не входящих в идеальную совокупность) этот институт не применялся.

В дальнейшем позиция 2005-го изменена п. 20 Постановления Пленума от 11 января 2007 г. N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания». Такой же подход прослеживается и далее в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности».

Случаи возмещения ущерба без денежного возмещения в бюджет и случаи возмещения ущерба с денежным возмещением в бюджет.

Судя по всему, в абз. 2 п. 13 указывается на случаи возмещения ущерба без денежного возмещения в бюджет, в которых следует применять пункт 2 «к» части 1 статьи 61 УК РФ. В абз. 2 п. 14 предусматривается ситуация, при которой возмещен ущерб и выплачено денежное возмещение в федеральной бюджет, что предполагает прекращение уголовного преследования в силу ч. 2 ст. 761 и ч. 3 ст. 281 УПК РФ.

В связи с чем возникла вариативность пункта 16? Какая редакция лучше и почему?

Данные варианты пункта 16 имеют противоположное значение. В первом предложенном варианте говорится о невозможности применения статьей 75, 76, 762 в случаях, когда лицо не выполнило в полном объеме действия, предусмотренные ст. 761 УК РФ. Во втором варианте, напротив, указывается на возможность применения статьей 75, 76, 762 вне зависимости от факта надлежащего исполнения условий, содержащихся в ст. 761 УК РФ.

На наш взгляд, недопустимо ставить применение статьей 75, 76, 762 в зависимость от исполнения обязательств, предусмотренных ст. 761 УК РФ, поскольку данные статьи содержат самостоятельные основания для освобождения от уголовной ответственности.

Ранее в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» первая редакция предлагаемого пункта.

Прямое основание для отмены обвинительного приговора и прекращения уголовного дела и(или) преследования.

В п.19 Пленум ВС РФ указал прямое основание для отмены обвинительного приговора и прекращения уголовного дела и(или) преследования, чтобы исключить возможные споры. Вместе с тем, ввиду отсутствия прямой нормы в УПК РФ, суд посчитал возможным истолковать ст. 38921 расширительно.

Читайте также


Аналитика
Юридические услуги онлайн