Главная / Публикации в СМИ / Отказ от договора: как работает ст. 450.1 ГК РФ
Задать вопрос
опубликовано:

Отказ от договора: как работает ст. 450.1 ГК РФ

Федеральным законом от 08.03.2015 No 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон No 42-ФЗ) ГК РФ был дополнен ст. 450.1 «Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору». С введением этой статьи была разрешена значительная часть правовых вопросов, связанных с возможностью реализации права на односторонний отказ от договора, способами отказа от договора и моментом прекращения договора в результате реализации этого права. Подробнее о практике применения этой нормы читайте в материале «ЭЖ».

Фактически ст. 450.1 ГК РФ уни­фицирует порядок и условия отказа от договора для тех случаев, когда такой отказ предусмотрен законом или до­говором, а также устанавли­ вает случаи, когда отказ от до­ говора является безусловным правом (например, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ) или невозмо­жен (п. 5 и 6 ст. 450.1 ГК РФ).

С появлением ст. 450.1 ГК РФ возник ряд вопросов, имеющих значение для ее практического применения. Для их разрешения потребова­лись разъяснения высших су­дебных органов, с помощью которых был сформирован определенный правоприме­нительный подход, которым в своей практике смогут руко­водствоваться нижестоящие судебные инстанции.

Как направлять уведомление об отказе от договора

В пункте 1 ст. 450.1 ГК РФ уста­новлено, что право на односто­ ронний отказ от договора мо­жет быть осуществлено путем уведомления другой стороны о таком отказе. При этом до­говор прекращается с момента получения такого уведомления, если иное не установлено зако­ ном или договором.

В судебной практике сфор­мировался подход, что реали­зация права на односторонний отказ от договора может быть осуществлена только в отно­шении фактически заключен­ ного и действующего догово­ра. Если же правоотношения по до говору между сторона­ ми прекращены (например, исполнением или истечени­ ем срока договора), то к пре­кращенным правоотношени­ ям применение п. 1 ст. 450.1 ГК РФ невозможно.

В качестве примеров мож­но привести постановления Седьмого арбит ражного апел­ляционного суда от 18.07.2016 No 07АП­5506/2016 по делу No А45­1691/2016, Двенадца­того арбитражного апелля­ционного суда от 12.05.2016 No 12АП­3858/2016 по делу No А06­11543/2015, Восемнадцатого арбитражного апел­ляционного суда от 05.05.2016 No 18АП­1554/2016 по делу No А34­5767/2015. Кроме то­го, такой подход согласует­ся с правовой позицией, изло­женной Президиумом ВАС РФ в постановлении от 22.12.98 No 157/98, которое, хотя и свя­зано с толкованием п. 3 ст. 450 ГК РФ, однако по своему пра­вовому содержанию приме­нимо и к положениям п. 1 ст. 450.1 ГК РФ.

Пункт 1 ст. 450.1 ГК РФ не устанавливает форму отка­ за от договора, однако в силу сложившейся практики отказ должен быть совершен та­ким образом, чтобы впослед­ствии можно было доказать факт заявления о таком отка­зе. Как правило, отказ совер­шается в письменной форме путем направления по почте, поскольку в этом случае факт направления соответствующе­ го сообщения можно подтвер­дить почтовыми документами, что сводит к минимуму обя­занности по доказыванию.

Для определения способов направления уведомлений об отказе от договора целесо­образно обратиться к разъяс­нениям, содержащимся в постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 No 25 «О приме­нении судами некоторых по­ложений раздела I части пер­вой Гражданского кодекса Российской Федерации» (да­ лее — Постановление No 25). Так, в п. 63 этого постановле­ ния Пленум ВС РФ указал, что юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сооб­щений, доставленных по адре­су, прописанному в ЕГРЮЛ, либо по адресу, указанному самим юридическим лицом, а также риск отсутствия по по­именованным адресам свое­ го представителя. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются получен­ными, даже если соответству­ющее лицо фактически не находится по данному адресу. Если в юридически значимом сообщении содержится инфор­мация об односторонней сдел­ке, то при невручении сообщения по обстоятельствам, зависящим от адресата, счи­тается, что содержание сооб­щения было им воспринято, и сделка повлекла соответ­ствующие последствия (на­пример, договор считается расторгнутым вследствие од­ностороннего отказа от его ис­полнения).

Пленум ВС РФ также ука­зал, что, если иное не уста­новлено законом или договором и не следует из обычая или практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, юридически значимое сообще­ние может быть направлено в том числе посредством элек­тронной почты, факсимильной и другой связи, осуществлять­ ся в иной форме, соответ­ствующей характеру сообще­ния и отношений, информация о которых содержится в та­ком сообщении, когда можно достоверно установить, от ко­го исходило сообщение и кому оно адресовано (п. 65 Поста­новления No 25). Таким образом, уведомление об отказе от договора может быть выражено в любой фор­ме, позволяющей однозначно установить, от кого исходило такое уведомление, содержа­ние уведомления и что оно по­лучено адресатом (о специфике отправки юридически значимых сообщений посред­ством электронной почты чи­тайте в материале «Элект­ ронная переписка: можно ли использовать ее как дока­зательство в суде?», «ЭЖ», 2016, No 37). Если же уведом­ление не получено адресатом, то для целей правоприменения оно считается полученным в тех случаях, когда адресат в силу ст. 165.1 ГК РФ обязан его получить.

Заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю. Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.

Пункт 1 ст. 165.1 ГК РФ

Содержание п. 2 ст. 450.1 ГК РФ о возможности отка­заться от договора полностью или в части не вызывает раз­ногласий в толковании. Так, реализация права на частич­ный отказ от договора воз­можна в тех случаях, когда должник исполнил лишь часть обязательств и кредитор ре­шил отказаться от пропорцио­нальной части встречных обя­ зательств. Фактически п. 2 ст. 450.1 ГК РФ воспроизводит положения ранее действовав­шего п. 3 ст. 450 ГК РФ, приме­нение которого не нуждается в дополнительном толковании ввиду большого объема сло­жившейся правоприменитель­ной практики.

К сведению

Как следует из пояснительной записки к проекту Закона No 42‐ФЗ, дополнившего ГК РФ ст. 450.1 (проект No 47538‐6/9), включение данной статьи в Кодекс направлено на обеспечение стабильности заключаемых договоров.

Инициаторы законопроекта предложили объединить в одной статье правовое регулирование расторжения договора путем одностороннего отказа от его исполнения.

Ранее предпосылки к дополнению ГК РФ ст. 450.1 ГК РФ содержались в п. 3 ст. 450 ГК РФ, которая ныне утратила свое действие. В частности, в силу п. 3 ст. 450 (в редакции, действовавшей до принятия Закона No 42‐ФЗ) в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается, соответственно, расторгнутым или измененным.

Изменения в ГК РФ были внесены в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства России. Так, в п. 9.1 раздела V Концепции указывается, что в ГК РФ (в редакции, действовавшей до принятия Закона No 42‐ФЗ) предусмотрены три различных способа изменения и расторжения договора:

  • по соглашению сторон (п. 1 ст. 450);
  • по требованию одной из сторон в судебном порядке (п. 2 ст. 450);
  • путем одностороннего отказа от исполнения договора (п. 3 ст. 450).

При этом, как следует из Концепции, правовое регулирование расторжения (изменения) договора путем одностороннего отказа от его исполнения страдает значительными недостатками. В частности, в п. 3 ст. 450 ГК РФ не был предусмотрен определенный порядок прекращения договора, не определен момент его расторжения, но при этом односторонний отказ от договора допускается при отсутствии каких‐либо серьезных на то оснований, в том числе в силу соглашения сторон.

Разработчики Концепции пришли к выводу, что основания для одностороннего отказа должны быть прямо предусмотрены ГК РФ, при этом необходимо установить порядок отказа от договора, а также предусмотреть невозможность отказа от договора, когда имеющая на это право сторона подтверждает его действие своими конклюдентными действиями.

Если у исполнителя нет лицензии

В пункте 3 ст. 450.1 ГК РФ за­креплена возможность отка­за от договора в случаях, ког­да у одной из сторон договора отсутствует лицензия на осу­ществление деятельности или членство в саморегулируе­мой организации, необходимые для исполнения обязательства по договору. При этом отказы­вающейся от договора сторо­не также предоставлено право на возмещение убытков за счет контрагента.

Закрепленное в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ право корреспондиру­ет с п. 1 ст. 431.2 ГК РФ, в си­лу которого сторона, которая при заключении договора ли­бо до или после его заключения дала другой стороне недосто­верные заверения об обстоя­тельствах, имеющих значе­ние для заключения договора, его исполнения или прекраще­ния (в том числе относящихся к предмету договора, полномо­чиям на его заключение, соот­ветствию договора примени­мому к нему праву, наличию необходимых лицензий и раз­решений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана воз­местить другой стороне по ее требованию убытки, причинен­ные недостоверностью таких заверений, или уплатить пре­дусмотренную договором не­устойку.

При этом законодатель исхо­дил из того, что наличие лицен­зии, иных разрешений, в том числе членства в СРО может иметь существенное значение при исполнении обязательств. Данный подход вполне обосно­ван, поскольку отдельные виды деятельности требуют специ­альных профессиональных на­выков, знаний, оборудования, наличие которых может досто­верно подтверждаться лицензи­ей или иным документом, ука­зывающим на соответствие таким критериям.

Отсутствие специальных раз­решений, как следствие, рас­сматривается законодателем как возможная причина воз­никновения риска в будущем, в том числе причина неисполне­ния или ненадлежащего испол­нения обязательств. Данную норму также можно рассмат­ ривать в качестве косвенной меры по ограничению прав, связанной с нарушением пуб­лично­правовых требований.

Правоотношения сторон гражданского оборота строят­ ся на принципах разумности и добросовестности, поэтому при заключении договора сторо­на исходит из того, что контра­гент должен иметь соответству­ющее разрешение (лицензию, доступ в СРО и т. п.). Такой вы­вод соотносится с п. 2 ст. 431.2 ГК РФ, согласно которому сто­рона, полагавшаяся на недосто­верные заверения контрагента, имеющие для нее существен­ное значение, наряду с требо­ванием о возмещении убытков или взыскании неустойки так­же вправе отказаться от догово­ра, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Следует отметить, что само по себе отсутствие необходимо­го разрешения не влечет авто­матического признания сделки недействительной, а лишь да­ет соответствующее право дру­гой стороне отказаться от до­говора. Данный вывод также подтверждается п. 89 Постанов­ления No 25, в котором суд разъ­яснил, что, если законом прямоне установлено иное, соверше­ние сделки лицом, не имею­щим лицензии на занятие соот­ветствующей деятельностью, не влечет ее недействительно­сти. В таком случае другая сто­рона сделки вправе отказаться от договора и потребовать воз­мещения причиненных убыт­ков (ст. 15, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ).

Суды также указывают, что осуществление деятельно­сти без лицензии может быть основанием для ее привлече­ния к административной ответ­ственности, однако не влияет на гражданско­правовое обяза­тельство по оплате оказанных услуг (см., например, Опре­деление ВАС РФ от 05.12.2012 No ВАС­15950/12 по делу No А32­ 39377/2011, постановления АС Восточно­-Сибирского округа от 21.07.2015 No Ф02­2720/2015 по делу No А33­20843/2014, ФАС Центрального окру­га от 22.06.2010 No Ф10­2500/10 по делу No А68­9150/09, Западно­-Сибирского округа от 20.05.2010 по делу No А75­12797/2009, Три­надцатого арбитражного апел­ляционного суда от 18.05.2015 No 13АП­6360/2015 по делу No А21­9904/2014).

Вместе с тем из положений п. 3 ст. 450.1 ГК РФ нельзя сде­лать вывод о правовых послед­ствиях для договора, в котором одна сторона, имевшая лицен­зию на момент заключения до­говора, впоследствии утрати­ла эту лицензию (истек срок действия, лицензия отозва­на, аннулирована и т. д.). Пра­воприменительная практика по данному вопросу пока не сложилась. Однако по пра­ вовому смыслу этой нормы можно предположить, что пра­во на односторонний отказ со­храняется вне зависимости от момента возникновения об­стоятельств, указанных в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ.

Не совсем ясен подход законо­дателя, направленный на вклю­чение п. 4 ст. 450.1 ГК РФ, в си­лу которого сторона должна действовать добросовестно и разумно в пределах, преду­смотренных законом или дого­вором. Данным пунктом фактически дублируются общие принципы гражданского за­конодательства, закреплен­ные п. 3 ст. 1, п. 2 ст. 6, п. 5 ст. 10 ГК РФ (принцип добросовестно­сти, принцип разумности, принцип справедливости). Видимо, законодатель хотел дополни­тельно подчеркнуть, что отказ в любом случае не может быть заявлен без соблюдения основ­ных принципов гражданско­го законодательства, закреп­ленных в главе 1 ГК РФ.

Отказываясь от договора, нужно быть последовательным

Особого внимания заслужива­ет п. 5 ст. 450.1 ГК РФ. Из его со­держания следует, что сторона, имеющая право на отказ от до­говора, которая подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой сторо­ны предложенного последней ис­полнения обязательства, утра­чивает право на отказ по тем же основаниям в будущем.

Данная норма направлена на пресечение возможности от­каза от договора по формаль­ ным основаниям, когда од­на из сторон использует право на отказ без соблюдения прин­ципов разумности, добросовест­ ности, справедливости.

Например, в одном деле (по­становление Второго арбит­ ражного апелляционного суда от 13.05.2016 No 02АП­2399/2016 по делу No А29­157/2016) суд указал, что направление ист­цом ответчику письма о рас­торжении договора аренды, нельзя рассматривать как юри­дический факт, повлекший пре­кращение договорных отношений, так как совершение сторонами договора действий, свидетельствующих о продол­жении арендных отношений, после направления в соответ­ствии со ст. 610 ГК РФ уведом­ления о прекращении договора аренды, продленного на неопре­деленный срок, характеризу­ет договор аренды как дейст­вующий.

Аналогичный подход просле­ живался и ранее. Например, в п. 23 постановления Плену­ма ВАС РФ от 17.11.2011 No 73 «Об отдельных вопросах прак­тики применения правил Граж­данского кодекса Российской Федерации о договоре арен­ды» Пленум ВАС РФ указал, что согласно ст. 619 ГК РФ, если арендатор не вносит арендную плату более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа, арен­додатель вправе требовать до­ срочного расторжения догово­ра аренды в судебном порядке. Причем предъявить иск о рас­торжении договора арендода­тель вправе даже после упла­ты долга, но в разумный срок.

При этом было особо отмечено, что непредъявление такого тре­бования в течение разумного срока с момента уплаты арен­датором долга лишает арендо­дателя права требовать растор­жения договора в связи с этим нарушением.

Таким образом, если сторо­на не воспользовалась пра­вом на отказ в разумный срок, то она утрачивает право на ре­ализацию возможности отка­за от договора. Безусловно, сте­пень и критерии разумности в каждом конкретном случае будут определяться судами.

Иными словами, в силу п. 5 ст. 450.1 ГК РФ стороны в спо­ре лишаются права ссылать­ ся на какие­либо факты, оспа­ривать или отрицать их ввиду ранее ими же сделанных заявлений об обратном в ущерб про­тивоположной стороне. В дан­ном случае прослеживается применение общеправового принципа, именуемого эстоп­пель. Другими примерами эстоппеля в российском зако­нодательстве являются нормы п. 5 ст. 166 и п. 3 ст. 432 ГК РФ.

Заявление о недействитель­ности сделки не имеет правового значения, если ссылающее ся на недействи­тельность сделки лицо дей­ствует недобросовестно, в частности, если его поведе­ние после заключения сделки давало основание другим ли­цам полагаться на действи­тельность сделки.

Пункт 5 ст. 166 ГК РФ

Сторона, принявшая от дру­гой стороны полное или час­ тичное исполнение по договору либо иным образом подтвер­дившая действие договора, не вправе требовать призна­ния этого договора незаклю­ченным, если заявление такого требования с учетом кон­кретных обстоятельств бу­дет противоречить принципу добросовестности.

Пункт 3 ст. 432 ГК РФ

Сторона может отказаться от конкретного права

В пункте 6 ст. 450.1 ГК РФ сфор­мулировано диспозитивное правило, которое распростра­няется на лиц, осуществляю­щих предпринимательскую деятельность. В силу этого пра­вила, когда лицо при наступле­нии обстоятельств, служащих основанием для осуществления определенного права по догово­ру, заявляет отказ от осущест­вления этого права, в последую­щем оно не может осуществить это право по тем же основани­ям, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятель­ ства наступили вновь.

Таким образом, п. 6 ст. 450.1 ГК РФ представляет собой ис­ключение из общего прави­ла, закрепленного в п. 2 ст. 9 ГК РФ, в силу которого отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежа­щих им прав не влечет прекра­щения этих прав.

В качестве примера можно привести ситуацию, когда кре­дитор отказался от взыскания с должника предусмотренной договором неустойки — впо­следствии кредитор не сможет взыскать неустойку, от кото­рой он отказался, даже если пе­редумает.

В целом анализ ст. 450.1 ГК РФ и практики ее примене­ния показывает, что большая часть ее положений унифициру­ет ранее сложившиеся в судеб­ной практике подходы и направ­лена на установление единого регулирования отношений, свя­занных с отказом от договора.

Арик Шабанов,
управляющий партнер юридической фирмы Prime Legal

К сведению

Положения ст. 450.1 ГК РФ во многом дублируют по сво­ему правовому содержа­нию положения Принципов международных коммерчес­ких договоров (Принципы УНИДРУА, 1994 г.). Так, на­пример, в пояснительной записке к проекту Закона No 42­ФЗ (проект No 47538­ 6/9) указывается, что в слу­чаях, когда при наличии осно­ваний для отказа от договора сторона, имеющая право на такой отказ, подтвержда­ет действие договора, в том числе путем принятия от дру­ гой стороны предложенного последней исполнения обяза­тельства, последующий отказ от договора по тем же основа­ниям не допускается. Данная новелла соответствует п. 3.12 и 3.13 Принципов УНИДРУА.

В частности из п. 3.12 следу­ет, что, если сторона, которая вправе отказаться от догово­ ра, прямо или в подразумева­емом виде подтверждает договор после того, как начал течь период времени для уве­домления об отказе от дого­вора, отказ от договора не до­пускается.

Читайте также

Задать вопрос юристу:



Публикации
Юридические услуги онлайн