Главная / Публикации в СМИ / Как обеспечить исполнение обязательства: независимая гарантия
Задать вопрос
опубликовано:

Как обеспечить исполнение обязательства: независимая гарантия

Экономика и жизнь, №05/9671 www.eg-online.ru

Способов обеспечения исполнения обязательств много, и наиболее обособленным от основного обязательства среди них является независимая гарантия. В чем заключается специфика независимой гарантии и что необходимо учитывать, выбирая этот способ обеспечения

Гражданское законодательство допускает различные способы обеспечения исполнения обя­зательств. К основным из них в силу п. 1 ст. 329 ГК РФ отно­сятся: залог, неустойка, удер­жание вещи должника, поручительство, независимая гарантия, задаток, обеспечи­тельный платеж. Вместе с тем, как следует из положений на­званной статьи, законом или договором могут быть преду­смотрены и другие способы обеспечения исполнения обяза­тельств.

В качестве примера договор­ного способа обеспечения ис­полнения обязательств мож­но привести вещную неустойку, в силу которой должник в слу­чае нарушения обязан передать кредитору определенную вещь. Примером способа обеспече­ния исполнения обязательств, предусмотренного в законе, но прямо не поименованного в п. 1 ст. 329 ГК РФ, может служить п. 1 ст. 824 ГК РФ, определяю­щий понятие договора финанси­рования под уступку денежного требования.

По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.

(Пункт 1 ст. 824 ГК РФ)

До недавнего времени (до 1 июня 2015 г.) в ст. 329 ГК РФ был предусмотрен такой способ обеспечения, как банков­ская гарантия. Затем вступив­ший с 1 июня 2015 г. в силу Фе­деральный закон от 08.03.2015 No 42-­ФЗ «О внесении измене­ний в часть первую Граждан­ского кодекса Российской Фе­дерации» внес изменения в ряд положений § 6 главы 23 ГК РФ, в результате чего такой способ обеспечения обязательств, как банковская гарантия, утратил свое значение как самостоя­тельный институт, а вместо не­го был введена независимая га­рантия.

В результате банковская гарантия стала разновид­ностью независимой гаран­тии. Основное отличие банков­ской гарантии от независимой заключается в том, что бан­ковская гарантия выдает­ся банками или иными кре­дитными организациями, тогда как независимая га­рантия может выдаваться так­же и иными коммерческими организациями.

Каких-­либо иных существен­ных отличий банковской га­рантии от независимой ГК РФ не содержит. И хотя Федераль­ный закон от 08.03.2015 No 42­-ФЗ внес изменения в § 6 главы 23 ГК РФ, сама суть и правовое значение института банков­ской (независимой) гарантии от этого не изменились.

Надо отметить, что значи­тельное количество право­ применительной практики сформировалось еще до при­нятия Федерального закона от 08.03.2015 No 42-­ФЗ и, соответ­ственно, касается банковской гарантии. Отметим, что если в тексте настоящей статьи или приводимой судебной практики содержится указание на бан­ковскую гарантию, то при от­сутствии оговорки или иного смысла такой термин следует отождествлять с независимой гарантией.

Сущность независимой гарантии

Как следует из п. 1 ст. 368 ГК РФ, по независимой гаран­тии гарант принимает на себя по просьбе другого лица (прин­ципала) обязательство упла­тить указанному им третьему лицу (бенефициару) определен­ную денежную сумму в соот­ветствии с условиями данного гарантом обязательства неза­висимо от действительности обеспечиваемого такой гаран­тией обязательства. Требова­ние об определенной денежной сумме считается соблюденным, если условия независимой га­рантии позволяют установить подлежащую выплате денеж­ную сумму на момент исполне­ния обязательства гарантом.

Следует обратить внимание, что независимая гарантия не ставится в зависимость от дей­ствительности обеспечиваемо­го обязательства. Согласно п. 3 ст. 329 ГК РФ при недействи­тельности соглашения, из ко­торого возникло основное обя­зательство, обеспеченными считаются связанные с послед­ствиями такой недействитель­ности обязанности по возврату имущества, полученного по ос­новному обязательству.

По общему правилу прекра­щение основного обязательства влечет прекращение обеспечи­вающего его обязательства, ес­ли иное не преду смотрено зако­ном или договором (п. 4 ст. 329 ГК РФ). Но как указал Верхов­ный суд РФ в Определении от 12.08.2015 по делу No 305­ЭС15­ 4441, А40­134952/12M, предусмо­тренное банковской гаранти­ей обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в от­ношениях между ними от то­го основного обязательства, в обеспечение исполнения кото­рого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство (ст. 370 ГК РФ в ред. до 1 июня 2015 г.). Не­зависимость банковской гаран­тии от основного обязательства обеспечивается наличием спе­циальных (и при этом исчерпы­вающих) оснований для отказа гаранта в удовлетворении тре­бования бенефициара, которые не связаны с основным обяза­тельством (п. 1 ст. 376 ГК РФ).

По смыслу названных норм обязательство гаранта состо­ит в уплате денежной суммы по представлении письменного требования бенефициара о пла­теже и других документов, ука­занных в гарантиях, которые по своим формальным внеш­ним признакам соответствуют ее условиям. Гарант не вправе выдвигать против осуществле­ния платежа по гарантии воз­ражения, правом на которые обладает исключительно прин­ципал (по обстоятельствам, связанным с исполнением ос­новного обязательства). В новой редакции ст. 376 ГК РФ гаранту предоставлено пра­во приостановить платеж на срок до семи дней, если он име­ет разумные основания пола­гать, что:

  • какой-­либо из представлен­ных ему документов является недостоверным;
  • обстоятельство, на случай возникновения которого неза­висимая гарантия обеспечи­вала интересы бенефициара, не возникло;
  • основное обязательство прин­ципала, обеспеченное незави­симой гарантией, недействи­тельно;
  • исполнение по основному обя­зательству принципала приня­то бенефициаром без каких­-ли­бо возражений.

При этом по истечении пре­доставленного законом семи­дневного срока при отсутствии оснований для отказа в удов­летворении требований бене­фициара гарант обязан произ­вести платеж по гарантии.

Подход, согласно которому требования о выплате по гаран­тии не должны проверяться на соответствие условиям основ­ного контракта, в обеспечение обязательств по которому бы­ла выдана эта гарантия, Вер­ховный суд РФ поддерживает и на сегодняшний день.

Также следует иметь в ви­ду, что факт наличия или от­сутствия соглашения меж­ду гарантом и принципалом (должником по основному обя­зательству) не влияет на обяза­тельства гаранта и отношения между ним и бенефициаром. Данный подход был закреплен еще в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.98 No 27 «Обзор прак­тики разрешения споров, свя­занных с применением норм Гражданского кодекса Россий­ской Федерации о банковской гарантии» (далее — Информа­ ционное письмо No 27).

Существенные условия гарантии

Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ до­говор считается заключенным, если между сторонами в тре­буемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным услови­ям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые на­званы в законе или иных пра­вовых актах как существенные или необходимые для догово­ров данного вида, а также все те условия, относительно кото­рых по заявлению одной из сто­рон должно быть достигнуто со­глашение.

Пунктом 4 ст. 368 ГК РФ уста­навливаются требования к со­держанию независимой гаран­тии. В частности, в гарантии должны быть указаны: дата выдачи; сведения о принципа­ле, гаранте и бенефициаре; ос­новное обязательство, исполне­ ние по которому обеспечивает гарантия; сумма выплаты или порядок ее определения; срок действия гарантии; обстоя­тельства, при наступлении ко­торых должна быть выплаче­на сумма гарантии. Отсутствие в независимой гарантии од­ного или нескольких условий, указанных в п. 4 ст. 368 ГК РФ, повлечет признание гарантий­ного обязательства не возник­ шим. Например, ВАС РФ неод­нократно высказывал позицию, что если в документах, содер­жащих гарантийное обязатель­ство, нет указаний о сроке, на который оно выдано, то та­кое обязательство не возника­ет (п. 2 Информационного пись­ма No 27).

Также следует иметь в виду, что в некоторых случаях к не­зависимым гарантиям могут устанавливаться дополнитель­ные требования. В частности, такие требования устанавлива­ются Федеральным законом от 05.04.2013 No 44­-ФЗ «О контракт­ной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обес­печения государственных и му­ниципальных нужд» (ст. 45), Федеральным законом от 24.11.96 No 132­-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Рос­сийской Федерации» (ст. 17.1). Кроме того, возможно установ­ление определенных требова­ний к гарантам в силу положе­ний Таможенного кодекса РФ (ст. 86) и Налогового кодекса РФ (ст. 74.1).

Интересным представляется законодательное закрепление возможности выдачи незави­симой гарантии в неденежном выражении. В частности, в си­лу п. 5 ст. 368 ГК РФ нормы о независимой гарантии приме­няются также в случаях, когда обязательство лица, предоста­вившего обеспечение, состо­ит в передаче акций, облигаций или вещей, определенных ро­довыми признаками, если иное не вытекает из существа отно­шений.

Статья 369 ГК РФ, устанав­ливавшая правило о том, что банковская гарантия предо­ставляется за плату, исключе­на Федеральным законом от 08.03.2015 No 42-­ФЗ. Однако из этого не следует, что незави­симая гарантия является без­возмездной, поскольку в силу п. 3 ст. 423 ГК РФ договор пред­полагается возмездным, если из закона, иных правовых ак­тов, содержания или существа договора не вытекает иное. Кроме того, как правило, неза­висимая гарантия имеет место в коммерческих отношениях.

Особенности исполнения требований

В пункте 2 ст. 370 ГК РФ закреплен запрет для гаран­та выдвигать против требова­ний бенефициара возражения, вытекающие из обеспеченно­го обязательства, соглашения о выдаче гарантии или иных обя­зательств. Данное положение существенно усиливает незави­симость гарантии от основного и иных обязательств. Кроме то­го, гарант в своих возражениях не вправе ссылаться на обстоя­тельства, не указанные в га­рантии, а п. 3 ст. 370 ГК РФ не допускает зачета требования, перешедшего гаранту от прин­ципала, если иное не предусмо­трено независимой гарантией или соглашением гаранта с бе­нефициаром. Все эти запреты усиливают позицию бенефициа­ра и, по сути, сводят отношения по независимой гарантии к обя­занности гаранта выплатить сумму гарантии бенефициару при предъявлении им указан­ных в гарантии документов.

Как следует из положений ст. 371 ГК РФ, независимая га­рантия не является отзывной и не допускает возможность ее изменения. Вместе с тем дан­ная норма носит диспозитив­ный характер, и независимой гарантией можно предусмот­реть обратное. Но даже при наличии условий, дающих возможность отзыва или изме­нения гарантом независимой гарантии, отозвать или изме­нить гарантию возможно толь­ко с согласия бенефициара.

Как следует из п. 1 ст. 379 ГК РФ, принципал обязан воз­местить гаранту выплачен­ ные в соответствии с услови­ями независимой гарантии денежные суммы, если согла­шением о выдаче гарантии не преду смотрено иное. Соот­ветственно, основным риском для гаранта является неиспол­нение принципалом обязан­ности по возврату денежных сумм, которые гарант уплатил бенефициару в силу независи­мой гарантии. Снижению та­кого риска, безусловно, будет способствовать преддоговор­ная оценка добросовестности принципала, оценка его финан­сового состояния. Также следу­ет предусмотреть конкретные сроки и порядок возмещения таких сумм принципалом.

Кроме того, возможны слу­чаи, когда суммы по незави­симой гарантии выдаются бе­нефициару при отсутствии оснований для выплаты. Таких случаев может быть два: ког­да бенефициар предоставил не­ достоверные или подложные документы или когда выплата произведена при отсутствии ос­нований, предусмотренных не­зависимой гарантией. В ста­тье 375.1 ГК РФ содержится обязанность бенефициара воз­местить гаранту или прин­ципалу убытки, которые при­чинены вследствие того, что представленные им докумен­ты являлись недостоверными либо предъявленное требова­ние являлось необоснованным (см., например, решение АС г. Москвы от 24.02.2016 по делу No А40­138420/15­97­977).

Если говорить о рисках, свя­занных с прекращением дея­тельности гаранта ввиду его ликвидации, отзыва лицензии и в иных случаях, то здесь сле­дует обратить внимание на следующее. Ликвидация, от­зыв лицензии у банка (гаран­та) не относится к числу пре­дусмотренных п. 1 ст. 378 ГК РФ оснований для прекраще­ния независимой гарантии. Од­нако с момента отзыва лицен­зии (ликвидации) гарант не сможет фактически исполнить обязательство по выданной га­рантии. Следовательно, бене­фициар не сможет получить де­нежные средства по данной гарантии — он может рассчи­тывать лишь на то, что его тре­бования включат в реестр (см. постановление АС Северо­-За­падного округа от 07.11.2016 No Ф07­10200/2016 по делу No А56­11021/2015).

Избежать риска утраты обес­печения исполнения основного обязательства бенефициар мо­жет, предусмотрев в договоре обязанность принципала предо­ставить другую независимую гарантию на аналогичных ус­ловиях на оставшийся срок при наступлении определенных об­стоятельств, делающих невоз­можным исполнение гарантом обязательств по независи­мой гарантии. Возможность включения в договор такого условия подтверждается по­становлением Девятого арбит­ражного апелляционного суда от 07.09.2012 No 09АП­24260/2012 по делу No А40­13301/12­117­124, в котором суд указал, что бене­фициар мог бы потребовать от принципала предоставить но­вое обеспечение после того, как у банка-­гаранта отозвали ли­цензию, если бы договор между ними содержал условие о пре­доставлении повторного обес­печения.

На сегодняшний день, учи­тывая, что гарантом могут вы­ступать не только банки, но и коммерческие организации, бенефициару необходимо осо­бенно тщательно проверять финансовое состояние гаран­та, оценивать его добросовест­ность.

Безусловно, расширение инс­титута независимой гаран­тии носит позитивный ха­рактер, поскольку позволяет выступать в качестве гаран­тов не только банкам и кре­дитным организациям, но и иным коммерческим органи­зациям. Вместе с тем деятель­ность банков и иных кредит­ных организаций находится под контролем Банка России, требует получения лицензий и представления отчетности, тогда как деятельность ком­мерческих организаций не ре­гламентируется так строго. К гарантам — коммерческим ор­ганизациям не предъявляют­ся столь серьезные требования (в том числе к размеру устав­ного капитала, финансовым показателям), и кроме того, их деятельность так строго не контролируется. Поэтому при выборе гаранта большее пред­почтение стоит отдавать все же банкам и иным кредитным организациям ввиду большего контроля за их финансовым со­стоянием со стороны государ­ственного регулятора.

Арик Шабанов,
управляющий партнер юридической фирмы Prime Legal

Читайте также

Задать вопрос юристу:



Публикации
Юридические услуги онлайн