Главная / Аналитика / Неустойка по займу
Задать вопрос
опубликовано:

Неустойка по займу

Пунктом 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 года N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» разъяснено, что повышение процентов за пользование кредитом в случае нарушения заемщиком обязательства по возврату кредита представляет собой меру ответственности должника за нарушение обязательства.

Аналогичная позиция изложена в Апелляционном определении Верховного суда Республики Башкортостан от 19.01.2016 по делу N 33-1024/2016, Апелляционном определение Ростовского областного суда от 28.01.2016 по делу N 33-1237/2016.

Вышеуказанная практика указывает на возможность снижения таких процентов на основании статьи 333 ГК РФ, поскольку эти «проценты» должны рассматриваться именно в качестве меры ответственности. Кроме того, само название п. 12 табличной части содержит указание на ответственность, увеличение процентов не может рассматриваться в качестве меры ответственности, а является лишь инструментом, определяющим размер выгоды займодаца.

Таким образом, исходя из правовой природе неустойки, если договор предусматривает увеличение процентов в зависимости от ненадлежащего исполнения обязательств по возврату займа, то такие проценты должны квалифицироваться в качестве неустойки.

В силу ч. 21 ст. 5 Закона о потребительском кредите размер неустойки (штрафа, пени) за неисполнение или ненадлежащее исполнение заемщиком обязательств по возврату потребительского займа и уплате процентов на сумму займа не может превышать 20 % годовых, если договор предусматривает начисление процентов за пользование займом.

При таких обстоятельствах неустойку и разницу, на которую увеличились проценты, следует квалифицировать как меру ответственности – неустойку.

Какой процент законен?

Как правильно указал ЦБ РФ, неустойка должна исчисляться применительно к фактическому периоду просрочки. Иными словами, 20% годовых – не крайний предел неустойки, а максимально возможный размер, который должен определяться пропорционально фактическому периоду просрочки.

Таким образом, размер ежедневной неустойки должен составлять не более 0,05% в день. Например, в Постановлении Четвертого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2016 N 04АП-1648/2016 по делу N А78-348/2016делается вывод, что не превышение двадцати процентов годовых размера неустойки подразумевает под собой, что размер неустойки должен быть не более 0,05% за каждый день просрочки платежа (20% годовых /365 дней = 0,05%).

Например, Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2016 N 11АП-10269/2016 по делу N А65-6307/2016 пункт п. 12 индивидуальных условий,содержащий указание: «Штраф за нарушение клиентом сроков очередного погашения кредитной задолженности: 590 рублей за факт образования просрочки, но не более 20% от просроченной суммы текущего ежемесячного платежа», признан несоответствующим ч. 21 ст. 5 Закона о потребительском кредите.

Аналогичные выводы делаются и в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.09.2016 N 17АП-9953/2016-АК по делу N А60-1183/2016

Вместе с тем, встречается и другой подход. Так, в Постановлении Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2016 N 11АП-7557/2016 по делу N А65-25363/2015 суд признал надлежащим п. 12 кредитного договора, содержащий условие об установлении несоразмерно большего размера процентов неустойки за просрочку платежа: 1,3% от суммы просроченного платежа за каждый день просрочки по день фактического погашения просроченной задолженности включительно, но не более 20% годовых - если за соответствующий период нарушения на сумму кредита начисляются проценты; заемщику вменена в обязательство передача Банку подлинника ПТС и начисление неустойки в размере 100 руб. за каждый календарный день просрочки по день фактической передачи Банку подлинника ПТС включительно.

Вышеуказанный подход представляется необоснованным, поскольку воля законодателя была направлена на установление как можно меньшего размера ответственности за нарушение обязательств и предоставление всем заемщикам равных условий.

Кроме того, в Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2016 N 11АП-10269/2016 по делу N А65-6307/2016  делается вывод о недействительности п. 13 индивидуальных условий следующего содержания: «Настоящим я разрешаю Банку полностью или частично уступить право требования по Договору кредитования третьему лицу (в т.ч. организации, не имеющей лицензии на право осуществления банковской деятельности). При этом новому кредитору будут переданы документы, удостоверяющие право требования, и сообщены сведения, имеющие значение для осуществления требования».

В соответствии со ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте.

Ст. 26 Закона N 395-1 также установлено, что кредитная организация гарантирует тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, о счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

Установленный в этих статьях круг лиц, которым могут быть предоставлены указанные сведения о клиентах кредитных организаций, является закрытым.

Персональные данные клиента кредитной организации представляют собой элемент банковской тайны, для которого предусмотрен особый режим обработки (с согласия субъекта персональных данных либо без его согласия, но в случаях и в порядке, установленных федеральными законами), следовательно, подписание данных условий лишает заемщика возможности их изменить, ограничив в той или иной мере распространение персональной информации так, как он сам считает необходимым.

Таким образом, суд делает вывод о том, что данный пункт противоречит положениям законодательства. Далее суд указывает, что включив указанное условие, банк лишил потребителя возможности принять самостоятельное решение о предоставлении его персональных данных, согласии на их обработку либо отказе в этом, что ущемляет права потребителя.

Между тем, из содержания индивидуальных условий не следует, что потребитель имел возможность выразить свое волеизъявление, разрешив или запретив уступку банком третьим лицам прав по кредитному договору. В анкете-заявлении и в индивидуальных условиях какие-либо отметки о согласии потребителя с указанным условием отсутствуют.

Специалисты компании Праймлигал рекомендуют установить ставку не более 20% годовых, вне зависимости от того, что ЦБ РФ в Москве придерживается иной позиции. При этом процентная ставка также не должна увеличиваться, а также сделать отдельное поле для подписи, выражающее согласие потребителя на обработку персональных данных в связи с уступкой (хотя вышеназванная практика не совсем обоснованная, однако все-таки желательно предупредить подобные случаи). Юридическая фирма Праймлигал предоставляет специализированную услугу по абонентскому юридическому обслуживанию МФО.
Читайте также


Аналитика
Юридические услуги онлайн