Главная / Аналитика / Комментарий к Постановлению ПП ВС РФ «Ответственность за нарушение обязательства».
Задать вопрос
опубликовано:

Комментарий к Постановлению ПП ВС РФ «Ответственность за нарушение обязательства».

Пленумом Верховного суда РФ в Постановлении от 24.03.2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» обозначены вопросы об ответственности за правонарушения, разъяснены некоторые положения Гражданского кодекса Российской Федерации, а также устранены правовые коллизии правоприменения.

Необходимость принятия вышеуказанного постановления обусловлена значительным количеством изменений, которые в последнее время внесены в Гражданский кодекс Российской Федерации. Многие из таких изменений вызывали разногласия в толковании и позволяли судам по-разному трактовать положения положений об обязательствах, закрепленных в Гражданском кодексе Российской Федерации.

Отдельные положения Постановления Пленума ВС РФ (далее – «Постановление») представляют интерес. В частности, в п. 3 Постановления суд подчеркивает, что упущенная выгода может быть определена на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства. Также суд вновь указывает, что отказ в удовлетворении иска не может быть обоснован невозможностью установления дохода истца с разумной степенью достоверности.

В п. 6 Постановления суд дает разграничение между статьями 393 ГК РФ и 406.1 ГК РФ. При этом суд указывает, что положения статьи 406.1 ГК РФ не связаны с нарушенным обязательном. Иными словами, сторонам предоставляется право, руководствуясь положениями ст. 406 ГК РФ, расширить зону ответственности.

Безусловно, при разъяснении положений законодательства об ответственности за нарушение обязательств суд не мог оставить в стороне ст. 395 ГК РФ. При этом, в п. 37 Постановления Пленум ВС РФ указывает, что поскольку статья 395 ГК РФ предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения именно денежного обязательства, положения указанной нормы не применяются к отношениям сторон, не связанным с использованием денег в качестве средства платежа. В качестве примера, когда ст. 395 ГК РФ не применяется, суд приводит обязанности по сдаче наличных денег в банк по договору на кассовое обслуживание, по перевозке денежных знаков и т.д.

Суд еще раз подчеркнул, что ответственность по ст. 395 ГК РФ в отношении незаконных санкций, примененных государственными органами.

Конечно же, суд не мог оставить без внимания статью 317.1 ГК РФ, которая вызывала споры и разногласия в толковании. При этом суд указывает, что в отличие от процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, проценты, установленные ст. 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами. Таким образом, суд еще раз подчеркнул, что ст. 317.1 ГК РФ не относится к мере ответственности, а является обоснованным правом кредитора на получение должника процентов за пользование денежными средствами.

Данный вывод весьма обоснован, поскольку иное означало бы возможность использования денежных средств по выгодным процентным ставкам, что нельзя назвать мерой ответственности. Таким образом, статьей 317.1 ГК РФ устраняется дисбаланс в случае использования должником денежных средств кредитора.

Соответственно, вопрос о разграничении статьей 317.1 и 395 ГКР Ф окончательно разрешен и в дальнейшем не будет вызвать каких-либо разногласий при толковании.

Также суд дал указание судам о необходимости указывать в решении о взыскании неустойки, что такое взыскание производится до момента фактического исполнения обязательства (п. 65 Постановления).

Кроме того, суд обратил внимание, что расчет суммы неустойки после вынесения решения осуществляется судебным приставом-исполнителем в процессе исполнительного производства самостоятельно (п. 66 Постановления). Указанный подход и ранее прослеживался в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта».

Также суд сделал важные выводы, касающиеся неустойки. Например, суд указал, что установление в договоре минимального размера неустойки не являются препятствием для снижения ее судом (п. 70 Постановления). Иными словами, если стороны в договоре согласовали невозможность снижения неустойки ниже определенной суммы, то суд не может быть связан таким условием.

Кроме того, суд указывает на возможность снижения уплаченной неустойки на основании ст. 333 ГК РФ с учетом положений 1102 ГК РФ. Такое право не может реализовано в том случае, если должник самостоятельно уплатил такую неустойку. Таким образом, если неустойка была списана, зачтена без волеизъявления должника, то должник вправе попытаться оспорить ее несоразмерность и взыскать неосновательное обогащение (п. 78 Правил).

В целом положения Постановлении от 24.03.2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» не носят новаторский характер, обобщают выводы, ранее сделанные ВАС РФ и ВС РФ. Какие-либо противоречия между новыми и ранее сделанными указаниями судов отсутствуют.

Читайте также


Аналитика
Юридические услуги онлайн